realref.ru

Дополнение к послесловию от Irie-kun'a 21 страница


nasekomie-s-polnim-prevrasheniem.html
nasekomie-s-yadovitoj-krovyu-i-tkanyami.html
nasekomie-s-zhalyashim-apparatom.html
nasekomie-tkanevie-i-polostnie-endoparaziti.html

– Эта особенно странная.

С этими словами Кирито взял Юи за плечи и вернул в нагрудный карман.

– Но это нормально – стремиться завоевать сердце другого?

Потягиваясь и разминая мышцы, Лифа переваривала сказанное Юи.

«Тогда даже мое желание лететь куда угодно в этом мире – оно в глубине души означает, что я просто хочу кого-то найти?»

Неосознанно в голове у нее вспыхнул образ Кадзуто, и тут же сердце забилось быстрее.

«Неужели крылья феи нужны мне, чтобы перелететь через все препятствия в реальном мире и оказаться наконец в объятиях Кадзуто? Неужели это и есть то, чего я желаю на самом деле?..»

– Я никогда не…

Слишком много думать вредно, решила она. «Сейчас я просто хочу летать. И все».

– Ты что-то сказала?

– Не, ничего. Давай скорей отправляться.

Лифа улыбнулась Кирито и вновь подняла взгляд к небу. Сияющее утреннее небо; золотое солнце постепенно разгоняло облака, оставляя лишь бескрайнюю синеву. Сегодня должен быть прекрасный день. Воспользовавшись Указательным камнем в центре смотровой площадки, чтобы назначить точку возврата для Кирито, Лифа расправила крылья и осторожно покачала всеми четырьмя.

– Готов?

– Да.

Кирито кивнул, Юи у него в кармане тоже, и Лифа уже собралась взлететь, как вдруг…

– Лифа-тян!

Ее позвал человек, пулей вылетевший из лифта, и Лифа вернула на площадку ногу, которую уже занесла для старта.

– А, Рекон.

– Злая ты… хоть бы дала мне знать, прежде чем улететь!

– Прости, я забыла.

Рекон сник, но тут же поднял лицо, взглянул на нее серьезно и спросил:

– Лифа-тян, это правда, что ты ушла из команды?

– Правда… но наполовину это просто вырвалось в тот момент. А ты что будешь делать?

– Я принял решение; мой меч принадлежит Лифе-тян.

– Не, но мне он не нужен.

При этих слова Лифы Рекон споткнулся, и его крылья обвисли; впрочем, из-за такой мелочи он не сдался.

– Раньше я бы сказал, что нам нужно просто оставаться вместе, но сейчас мне надо кое-что сделать.

– Что?..

– У меня нет доказательств, я хочу разобраться поглубже. Пока что я останусь в партии Сигурда… Кирито-сан.

Рекон повернулся к Кирито с серьезным выражением лица.

– У нее есть привычка влипать в неприятности, так что будь осторожен, пожалуйста.

– А, понятно.

Кирито кивнул; похоже, выражение лица Рекона его забавляло.

– И еще я хочу сказать, что она моя – аккк!!

Вместо последних слов он вскрикнул, потому что Лифа наступила ему на ногу.

– Не надо говорить то, чего не надо! Думаю, на какое-то время я останусь в нейтральной зоне, но если что-то случится, кинь мне мэйл!

Быстро проговорив все это, Лифа расправила крылья и поднялась в воздух. Не без сожаления глядя на обращенное к ней лицо Рекона, она помахала на прощание рукой.



– И даже когда меня нет, тренируй Свободный полет, пока не сможешь летать нормально, и не слишком приближайся к территории саламандр! Все, пока!

– Береги себя, Лифа! Я тебя скоро догоню!

Аватар игрока выкрикнул это, хотя человек внутри аватара вскоре увидится с ней в школе; но несмотря на это, сильные эмоции от расставания захлестнули Лифу, она засмущалась и резко сменила направление полета. Некоторое время она неотрывно смотрела на северо-восток; потом, наконец, расправила крылья шире и заскользила по воздуху. Вскоре Кирито нагнал ее и, пряча улыбку, спросил:

– Это твой друг из реального мира?

– В общем, да.

– Ммм.

– Чего?

– Ничего; просто подумал, что это здорово.

После Кирито заговорила пикси, сидящая у него в нагрудном кармане.

– Я очень хорошо вижу чувства этого человека; Лифа ему нравится. Лифа, а ты что о нем думаешь?

– Да не знаю я!! – выкрикнула Лифа и увеличила скорость, чтобы скрыть заалевшее лицо.

Она уже привыкла к подобным прямым заявлениям Рекона, но почему-то, когда это произошло в присутствии Кирито, она застеснялась. Придя наконец в себя, Лифа обнаружила, что они уже покинули пределы города и летят высоко над лесом. Она развернулась и, летя спиной вперед, следила, как изумрудный город исчезает вдали. При мысли о том, что она может оставить Сильвиан, в котором прожила больше года, чувство ностальгии охватило ее сердце и боль пронзила грудь; но возбуждение от предвкушения полета в новый, неизведанный мир приглушило боль. Пока-пока, сказала про себя Лифа и развернулась лицом вперед.

– …Летим быстрее! Я хочу добраться вон до того озера за один перелет!

Лифа указала на сверкающую вдалеке озерную гладь и забила крыльями сильнее.

От холодного касания пальцев ее руки покрылись гусиной кожей; Асуна терпела. Посреди клетки стояла громадная кровать. Оберон в своей зеленой тоге лежал на кровати и, держа сидящую рядом Асуну за руку, гладил ее кожу; Асуна демонстративно смотрела в сторону. Он наслаждался тем, что может напасть на нее, когда захочет. К его совершенному лицу прилипла фальшивая улыбка. Несколько минут назад Оберон вошел в клетку, улегся на кровать и велел Асуне подойти. Асуна, не желая иметь с ним ничего общего, отказалась, но, видя, как его рука начала чем-то манипулировать, почувствовала надвигающуюся угрозу.

Она смогла побороть отвращение и подчинилась; у этого типа настроение могло измениться в любую секунду, и она боялась, что он отберет у нее еще больше свободы. Однако Оберон предвкушал сопротивление Асуны. Он хотел сперва насладиться отвращением Асуны, а потом воспользоваться своими админскими правами и ограничить ее движения. Асуна же стремилась сохранить свободу хотя бы в пределах клетки. Это оставляло ей шанс на бегство. Но должен же быть какой-то предел. Если он хоть пальцем дотронется до моего тела, думала Асуна, я, наверно, заряжу ему по физиономии с правой. А пока она терпела; сколько бы он ни гладил ее руку, Асуна оставалась неподвижной, как камень. Оберон, явно недовольный, что не смог заставить ее завизжать, убрал руку.

– О да, ты тоже упрямая, – пренебрежительно произнес он. Асуну оскорблял даже его голос; он был точной копией голоса Суго – лишний источник раздражения.

– В любом случае это тело – фальшивое. Что бы я ни сделал, шрамов не останется. Ты целыми днями тут сидишь, тебе не скучно? Слушай, не хочешь позабавиться немного?

– По-моему, ты не понимаешь. Неважно, это тело из плоти и крови или виртуальное; оно настоящее, по крайней мере, для меня.

– Ты хочешь сказать, душа запачкается?

Оберон издал горловой смешок, похожий на «ку-ку».

– В любом случае, пока мое положение в «РЕКТО» не станет прочным, я тебя отсюда не выпущу. Так что, думаю, было бы мудро с твоей стороны приучиться все это любить. Эта система абсолютно неуязвима… понятно?

– Мне плевать. И я не останусь здесь навсегда… он обязательно придет и спасет меня.

– Э? Кто? Он? Тот самый герой Кирито?

Услышав имя, Асуна вздрогнула. Оберон рассмеялся и сел. Похоже, он нашел наконец ту кнопку, которая поможет ему разбить сердце Асуны… и он начал трещать не умолкая.

– Его настоящее имя Кадзуто Киригая, верно? Я встретился с ним лицом к лицу несколько дней назад.

Услышав это, Асуна повернула голову к Оберону.

– О, значит, этот чахлый малышок и есть герой всего SAO… ах, честно говоря, даже не верится! Или он из тех, из игроманов?

Оберон был в восторге; сидя на кровати, он продолжал тараторить.

– Я встретил его… попробуй угадать, где? Он был в твоей палате, там, где твое настоящее тело. И когда он сидел перед спящей тобой, я сказал ему, что на этой неделе я на тебе женюсь. Его лицо, когда я это сказал, – это было просто нечто! Как у собаки, у которой отобрали кость, – такое лицо невозможно забыть! Я чуть не расхохотался!!

Тело Оберона сотряслось, и его неестественный смех разнесся в воздухе.

– И ты что, серьезно веришь, что этот тип придет и спасет тебя? Можем заключить пари, думаю, ему не хватит смелости даже снова надеть нейрошлем! Да на то, что он хотя бы знает, что ты в этой игре, и то шансов почти нет. Ах да, я непременно приглашу его на свадьбу. Пусть придет, посмотрит, как ты выглядишь в свадебном платье. Сдается мне, он будет абсолютно раздавлен. Ну, за героя!

Асуна вновь повесила голову, медленно отвернулась от Оберона и уставилась в большое прикроватное зеркало. Плечи ее поникли, руки стиснули матрас. При виде такой Асуны Оберон явно был очень доволен. В зеркале Асуна видела, как он встал с кровати.

– Камеры в тот момент были отключены, и, к сожалению, я не мог тогда запечатлеть это его выражение лица. Если б у меня была фотография, я бы обязательно принес. Если получится, я в следующий раз попробую. Нас разлучает необходимость, Титания, и даже если тебе тут одиноко, потерпи до послезавтра.

Хохотнув напоследок, Оберон развернулся и двинулся к двери; мантия развевалась за его спиной. Наблюдая в зеркале за постепенно удаляющимся Обероном, Асуна утерла слезы радости; сердце ее пело. Кирито-кун! Кирито-кун жив и здоров! За все время, что она тут просидела, это грызло ее сильнее всего. Она одна была перенесена в этот мир, а он исчез, его сознание было уничтожено. Сколько бы Асуна ни отвергала эту мысль, она была как яд, капля за каплей отравляющий ее разум.

Теперь же слова Оберона вымели эту тревогу. Да уж, этот тип считает себя таким умным, а на самом-то деле он осел. И всегда был ослом. Он просто не может не говорить гадостей про других. При родителях Асуны он всегда держался лицемерно, но при самой Асуне и при ее старшем брате он не стеснялся развязывать свой ядовитый язык. То же самое и сейчас. Чтобы действительно разбить ей сердце, он не должен был говорить о Кирито в реальном мире. Он должен был сказать, что Кирито умер.

Кирито жив и здоров, он в реальном мире. Асуна мысленно все повторяла и повторяла эту фразу. И с каждым повтором огонь в ее сердце становился все сильнее и увереннее. Если он жив, он не будет сидеть на месте. Он найдет этот мир, он обязательно придет. А значит, и она не должна оставаться просто узницей. Она должна узнать, что она может сделать, и действовать решительно.

Асуна продолжала изображать уныние. В зеркале она видела, как Оберон подошел к двери и обернулся, чтобы посмотреть, где она и в каком состоянии. На двери была маленькая металлическая пластинка, а на пластинке – 12 кнопок рядышком. Дверь можно было открыть, лишь введя числа в правильном порядке. Просто чудо, что он сделал такую неудобную штуку, вместо того чтобы открывать дверь, пользуясь правами администратора. Похоже, у Оберона было свое собственное чувство прекрасного, и он не хотел привносить сюда что-либо имеющее отношение к системе. Он хотел быть просто королем фей, который приходит поизмываться над своей королевой фей.

Что за идиотский спектакль.

Оберон поднял руку и поднес к металлической пластинке. С той точки, где находилась Асуна, она не могла видеть деталей – система учитывала эффект расстояния; так что когда он нажимает кнопку, она не видит, какую именно. Оберон наверняка учел, что клетка с таким замком вполне надежна. Так оно и есть – если смотреть на это прямолинейно, как Оберон.

Оберон пользуется нейрошлемом для подсоединения к виртуальному миру, но времени в этом мире он проводит мало. Поэтому множество вещей здесь он просто не понимает. В частности, зеркала в виртуальном мире не подчиняются законам оптики. Делая вид, что плачет, Асуна напрягла глаза, вглядываясь в зеркало с близкого расстояния. Там отражался Оберон, отражался отчетливо – очень отчетливо. В реальном мире как близко к зеркалу ни подходи, все равно далеких предметов не различишь. А здесь зеркало – это просто экран сверхвысокого разрешения, и эффекты расстояния не учитываются. Так что даже движения пальцев Оберона были видны совершенно четко.

Эта идея пришла Асуне в голову уже давно. Однако всякий раз, когда Оберон выходил из ее тюрьмы, ей не удавалось оказаться возле зеркала. И вот теперь Асуна могла использовать представившуюся ей возможность.

…8… 11… 3… 2… 9…

Асуна пристально смотрела, как белые пальцы Оберона нажимают кнопки, и намертво впечатывала код себе в память. Дверь открылась, Оберон вышел, дверь захлопнулась. На своих изумрудно-зеленых крыльях он поплыл над дорожкой на ветке дерева прочь от клетки, пока не исчез из виду. Асуна стояла неподвижно, глядя на дверь клетки.

До сих пор она заполучила лишь вот какую информацию. Она находится внутри VRMMO, похожей на SAO и называющейся «ALfheim Online», эта игра работает официально и привлекает огромное количество игроков. Оберон-Суго воспользовался сервером ALO, чтобы похитить часть игроков SAO, около трехсот человек, взял их в заложники с помощью некоего «Пленения мозга» и ставит над ними незаконные эксперименты. Вот и все.

Когда она его спросила, зачем он затеял столь опасные и незаконные эксперименты в открытой для публики игре, Суго проныл:

«Ты хоть знаешь, сколько стоит поддерживать эту систему? Десять миллионов всего на один сервер! А так компания имеет доход, а я могу заниматься исследованиями – убил двух птиц одним камнем».

Значит, все упирается в деньги. Это хорошо, подумала Асуна. Если бы здесь было абсолютно закрытое пространство, она бы ничего не смогла сделать. А раз этот мир тесно связан с миром реальным, надежда остается. В игре день короче, чем в реале, – Асуна как-то слышала это от Оберона. Точный расчет проделать было трудно, но Оберон проделал его для Асуны, сам того не сознавая.

Он часто навещал ее раз в два дня. Закончив дела на службе, он, видимо, пользовался терминалом своей компании, чтобы сюда добраться. Асуна знала, что он предпочитает придерживаться того жизненного цикла, к которому привык, так что вряд ли он когда-либо меняет свой распорядок дня. Следовательно, идеальное время, чтобы что-то предпринять, – когда он уйдет домой спать.

Разумеется, в этом его предприятии участвуют и другие люди, не только он один. Однако это ведь преступная деятельность, поэтому трудно представить себе, что здесь могут быть замешаны все компании, связанные с ALO. Скорее всего, участвуют лишь несколько человек, и все они в прямом подчинении Суго. И даже если так – невозможно мониторить ALO сутки напролет: никто из обслуживающего персонала не пожелает работать всю ночь.

Чтобы сбежать отсюда, понадобится каким-то образом проскользнуть мимо их глаз и найти расположенный где-то здесь терминал. Получив доступ к терминалу, она сможет разлогиниться, а если не получится, то хотя бы послать сообщение наружу. Асуна легла в кровать, зарылась лицом в подушку и стала ждать, когда наступит время.

Глава 4

Глядя, как сражается Кирито, Лифа была в восхищении и в шоке одновременно.

Они летели над зеленым морем Древнего леса к северо-востоку от территории сильфов; еще немного – и они окажутся над плато. Сильвиан остался уже так далеко, что, как глаза ни напрягай, разглядеть изумрудную башню не удавалось. Сейчас они летели в так называемой нейтральной зоне, так что монстры были сильные и сравнительно высокоуровневые. Кирито как раз сейчас дрался одновременно с пятью одноглазыми крылатыми ящерицами, «Злобоглядами». Они были не слабее иных боссов в низкоуровневых донжонах на территории сильфов.

Помимо обычных атак этих монстров, проблему представляли их фиолетовые глаза, атакующие «Сглазом» – заклинанием, которое при попадании на некоторое время существенно снижает характеристики игрока. Лифа держалась поодаль и поддерживала Кирито. Всякий раз, когда в него попадало заклятие, она накладывала контрчары, но, откровенно говоря, была ли в этом нужда, она понятия не имела. Для Кирито с его гигантским мечом в рост человека слова «защита» и «уклонение» не существовали; и словно подчеркивая его берсеркерский стиль, ящерицы вываливались из боя и падали одна за другой. На дальнобойные атаки ящеричьих хвостов ему было просто наплевать; всякий раз, когда он, на огромной скорости рассекая воздух, взмахивал мечом, в бурю этого взмаха попадало по несколько ящериц, и от них отлетали куски тел. Под его невероятной силы ударами группа из пяти ящериц сократилась до одной практически мгновенно. Последняя ящерица, у которой оставалось около 20% хит-пойнтов, бросилась наутек. Издав жалобный вопль, она попыталась укрыться в лесу, но Лифа, подняв левую руку, активировала дальнобойное самонаводящееся заклинание магии ветра. Четыре или пять бумерангоподобных клинков, созданных из зеленого света, мгновенно настигли ящерицу и порубили ее в клочья. Здоровенная синяя рептилия развалилась на множество светящихся полигонов, ознаменовав тем самым завершение пятого боя за сегодняшний день. Кирито с металлическим клацаньем убрал меч в ножны и непринужденно подлетел к Лифе; та подняла правую руку.

– Отличная работа…

– Спасибо, что прикрывала…

Лифа и Кирито «дали пять» и улыбнулись друг другу.

– Но, как бы это сказать… твой стиль чересчур безрассудный.

При этих словах Лифы Кирито поскреб в затылке.

– П-правда?

– Как правило, применяется тактика «удар-отскок», так ты избегаешь встречных атак; а у тебя получается «удар-удар».

– Но зато так быстрее получается, так что это и к лучшему?

– В ситуациях, как сегодня, когда все монстры одинаковые, это, может, и работает, но не сработает, например, если ты попадешь на смешанную группу рукопашников и дистанционников. Если нам придется драться с партией игроков, они наверняка будут пользоваться магией, так что надо быть осторожнее.

– Магия – а нельзя от нее просто уклониться?

– Дальнобойная магия бывает разных типов. Есть силовая магия, ее заклинания летят прямо, там ты можешь прочитать направление и уклониться; но есть самонаводящиеся заклинания, и есть те, которые бьют по площади, и от них не уйдешь. Если ты попадешь на мага, который пользуется магией такого рода, все, что тебе остается, – все время держать высокую скорость и постоянно маневрировать.

– Хммм… похоже, мне еще много чего надо запомнить.

Кирито поскреб в затылке; у него было лицо ребенка, которому только что дали решать сразу несколько трудных задачек.

– Ну, ты все быстро схватишь… наверно. Потому что у тебя, по-моему, отличная интуиция, и ты все замечаешь. Ты в реале случайно не занимаешься спортом или чем-то таким?

– Н-нет, не занимаюсь.

– Хмм… ну ладно. Полетели.

– Угу.

Кивнув друг другу, они забили крыльями сильнее и продолжили полет. Из-за леса показались луга, золотисто-желтые под садящимся солнцем. Не встретив больше монстров, Лифа и Кирито оставили наконец Древний лес позади и добрались до гор. Уже на исходе отведенного им на полет системой времени они приземлились на краю луга у подножия горы. Как только подошвы Лифы коснулись земли, она подняла руки и с наслаждением потянулась. Хоть ее настоящее тело и не имело таких конечностей, но в основании крыльев после долгих перелетов чувствовалась странная усталость. Несколько секунд спустя приземлился Кирито и, распрямив спину, начал хлопать по ней рукой.

– Фу-фу, устал уже?

– Неа, еще в норме.

– Отлично, тогда трудимся дальше… хотела бы я так сказать, но придется полет отложить на какое-то время.

Услышав слова Лифы, Кирито поднял брови.

– Ээ, а почему?

– Видишь ту гору?

Лифа указала в сторону дальнего края луга, за которым возвышались громады с заснеженными вершинами.

– Высота полета ограничена. Мы не можем перелететь через эти горы, так что придется пройти через пещеру под ними. Это вроде как самое опасное место на пути от территории сильфов до Аруна. Точно не скажу – я сама здесь в первый раз.

– Понятно… а эта пещера, она длинная?

– Прилично длинная; но там посередине есть нейтральный шахтерский городок, там мы, по идее, сможем отдохнуть. Кирито-кун, ты сколько времени еще сможешь оставаться?

Кирито левой рукой вызвал окно меню, проверил часы и кивнул.

– В реале сейчас семь вечера, пока нормально.

– Ясно, тогда давай попробуем оставаться подольше. Пока мы здесь, нужно воспользоваться «Поочередным выходом».

– П-поочередным?

– А, ну в смысле, мы по очереди выходим и отдыхаем. Раз мы в нейтральной зоне, то не можем выйти одновременно. Поэтому один разлогинивается, а другой охраняет его аватар, пока он в летаргическом состоянии.

– Ага, понятно. Лифа, тогда ты иди первая.

– Отлично, с радостью принимаю твое любезное предложение. Минут на двадцать вверяю себя твоей опеке!

Договорив, Лифа вызвала меню и нажала кнопку выхода. Затем подтвердила, нажав кнопку «Да», и окружающий ее вид сжался в точку и исчез.

Едва пробудившись, Сугуха уселась на кровати, затем сняла Амусферу и спрыгнула на пол. Слетев вниз по лестнице, она убедилась, что на первом этаже пусто. В редакции близился дедлайн вычитки гранок, так что Мидори еще не вернулась домой, а Кадзуто, должно быть, сидел у себя в комнате; поэтому на первом этаже царила тишина. Открыв холодильник, Лифа вытащила пару рогаликов, ветчину, плавленый сыр и всякую зелень. Разрезав хлеб пополам, она намазала на каждый кусок тонкий слой горчицы, положила ломтик ветчины, добавила все остальное и выложила готовые бутерброды на тарелку. Налив немного молока в молочник и поставив его на огонь, Сугуха подошла к лестнице и крикнула в сторону второго этажа:

– Братик, не хочешь пожевать чего-нибудь?

…Сверху никто не ответил.

«Спит, наверно», – пожала плечами Сугуха и вернулась в кухню.

Налила подогревшееся молоко в чашку и вместе с тарелкой отправилась в гостиную. Девяносто секунд – и ужин был закончен. Отправив посуду в посудомойку, она бегом отправилась в ванную. Виртуальный мир – он, конечно, виртуальный, но когда человек много сражается, то все равно потеет от стресса. После долгого погружения Сугуха всегда чувствовала, что к ней липнет одежда; так что необходимо было принять душ и переодеться.

Сугуха разделась и запрыгнула под душ со сверхзвуковой скоростью; теплая вода медленно полилась из лейки душа. Вообще-то, когда она играла в VRMMO слишком долго, так что это мешало ей вовремя есть и мыться, либо когда она из-за этого заказывала готовую еду в магазине, Мидори ее ругала; так что она старалась не участвовать в каких-то долгих мероприятиях. На этот раз, однако, у нее не было выбора. Скорее всего, она будет путешествовать вместе с Кирито и завтра, а если все пойдет плохо, то и послезавтра. Возможно, виной тому был ее характер, но Сугуха терпеть не могла долгих мероприятий с одной и той же партией; с каждым новым днем ей становилось все неуютнее. Но по какой-то непонятной причине в этот раз такого чувства не было. В этот раз… было только невероятное возбуждение.

Сугуха размышляла, стоя с закрытыми глазами и наслаждаясь ласковым прикосновением горячих струй к коже. Наконец она открыла глаза; черные глаза из зеркала уставились на нее. В глазах читалось возбуждение плюс некоторая неловкость. Телосложение Сугухи было мелковато для спортсменки, занимающейся кендо, и все же по сравнению с феей ветра, сильфидой Лифой она была весьма крупной. Когда она двигала плечами, животом или бедрами, под кожей перекатывались мускулы; плюс она чувствовала, что ее грудь в последнее время изрядно выросла. Это тело было таким настоящим; однако в глубине души ее терзали противоречия. Сугуха снова закрыла глаза.

Не то чтобы он начал ей нравиться. И дело было не в том, что появился кто-то, с кем можно вместе путешествовать… просто полет к новым местам – само по себе было здорово. Так шептало ей сердце, и это были не попытки убедить саму себя – нет, в этих словах содержалась правда. Если вспомнить – когда-то таким же чувством был наполнен каждый ее день. По мере того, как Лифа становилась сильнее, она могла забираться все дальше и дальше; сам полет в небе над незнакомой землей уже заставлял ее сердце трепетать. Потом она выросла до уровня известного игрока, одного из опытнейших на территории сильфов, и ее знания и обязанности выросли соответственно. Она и глазом моргнуть не успела, как ее поглотила рутина повседневной жизни. Ее долг – сражаться во имя процветания всей расы – сковал ее крылья невидимыми цепями.

Игроков в ALO, оставивших свою территорию, называли «Ренегатами», или «Отступниками». Те, кто, получив обязанности, отбросил их; те, кто тяготился давлением своей страны; те, о ком она до сих пор думала как о предателях, – у них, оказывается, тоже могла быть своя гордость. Прокручивая в голове все эти мысли, Сугуха одновременно стремительно вымыла голову и тело, потом смыла пену. Взяв сухое полотенце из стенной ниши, она нажала кнопку на расположенной рядом панели управления, и струи теплого воздуха забили из щелей в потолке. Просушив волосы почти полностью, она завернулась в полотенце и вышла в гостиную. Глянула на часы – до назначенного времени оставалось меньше трех минут.

Оставшиеся бутерброды на рогаликах она завернула в салфетки, потом взяла лист бумаги, написала: «Братик, если хочешь есть, возьми это», – и сунула под тарелку. Бегом на второй этаж; она поспешно натянула пижаму, улеглась и надела Амусферу. Дождавшись завершения процедуры подсоединения, пройдя радугу входа в игру, Сугуха-Лифа ощутила на щеках луговой ветерок и почуяла свежий аромат. Из позы режима ожидания (стоя на одном колене) Лифа поднялась и спросила:

– Прости, что заставила ждать; монстры не появлялись?

Кирито, лежавший на траве и жевавший что-то напоминающее соломинку, вытащил ее изо рта и кивнул.

– С возвращением. Все было тихо.

– А это что?

– NPC из бакалейного магазина сказал, что это фирменная штучка сильфов.

– Никогда о такой не слышала!

Кирито протянул Лифе эту штуковину, и Лифа взяла. Подавив внутреннее напряжение, она сунула ее в рот и откусила. Затем выдохнула, и изо рта вырвался освежающе-сладкий мятный аромат.

– Моя очередь выходить, пожалуйста, покарауль.

– Хорошо, удачи.

Кирито вызвал меню и нажал кнопку выхода, и его тело автоматически приняло позу режима ожидания. Лифа уселась рядом с ним и запрокинула голову к небу, посасывая мятную соломинку; внезапно из нагрудного кармана Кирито вылетела пикси, застав ее врасплох.

– Уааа! Ты что, можешь передвигаться, когда твой хозяин не в игре?

Юи состроила рожицу, как будто ее спросили о чем-то совершенно очевидном, и, уперев руки в боки, кивнула.

– Могу, конечно. Я – это я. И он вовсе не мой хозяин; он – мой папа.

– Да, кстати, а почему ты зовешь Кирито папой? Может, он тебя так настроил?

– Папа мне помог, и еще он сказал, что я его дочка. Поэтому он мой папа.

– Понятно…

Ничего ей было не понятно, это факт.

– А ты любишь папу? – небрежно спросила Лифа; Юи взглянула на нее серьезно.

– Лифа, что такое любовь?

– Ч-что?..

К столь неожиданному вопросу Лифа оказалась совершенно не готова; подумав пару секунд, она дала туманный ответ:

– Любовь – это когда чувствуешь, что хочешь быть с ним вместе. А когда вы вместе, сердце бьется быстрее, ну или типа того…

Внезапно в голове у нее всплыло улыбающееся лицо Кадзуто, но почему оно было так похоже на лицо аватара рядом с ней? Лифа ахнула. Она никак не могла понять, когда же ее чувства к Кирито успели стать похожими на скрываемые ею чувства к Кадзуто. Машинально она покачала головой. Увидев это, Юи задрала голову и спросила:

– Что случилось, Лифа?

– Не-не-не, ничего! – выкрикнула Лифа, и в этот момент…

– Что «ничего»?

– Уаааа!!

Кирито внезапно поднял голову, и Лифа подскочила на месте.

– Я вернулся. Что случилось?

Глядя на сидящую в унынии Лифу, он встал. Примостившаяся у него на плече Юи ответила:

– С возвращением, папа. Мы просто разговаривали о том, кого она любит, и…

– Эй, мы вовсе не об этом!! – поспешно перебила ее Лифа и тут же сама задала вопрос, чтобы скрыть смущение. – А ты быстро управился. Поел что-нибудь?

– А, да, мне родичи чего-то приготовили.

– Ясно, ну хорошо, тогда отправляемся побыстрее. Если не доберемся до шахтерского городка до ночи, у нас будут проблемы с выходом. Давай, полетели к пещере!

Быстро проговорив все это, Лифа встала. Кирито и Юи не вполне понимали, что это с ней, но она не стала ждать, пока они въедут, и медленно замахала крыльями.

– А, ага. Пошли тогда.

Все еще не понимая, почему у Лифы такое лицо, Кирито тоже расправил крылья. Но внезапно развернулся и посмотрел в сторону леса, откуда они прилетели.

– Что такое?

– Ничего… – ответил Кирито, по-прежнему не сводя взгляда с леса. – Такое чувство, будто за нами кто-то наблюдает. Юи, можешь определить, есть ли где-то поблизости еще игроки?

– Нет, рядом с нами никого.

Пикси помотала головкой. Но Кирито, похоже, был не вполне убежден.

– Чувство, будто за нами наблюдают… интересно, в этой игре есть что-то вроде шестого чувства? – спросила Лифа.

Кирито правой рукой потер лоб и ответил:

– Трудно сказать. Если на нас кто-то смотрит, система должна нас «вести», и ты можешь почувствовать поток данных… по крайней мере, ходят такие слухи.

– Правда?

– Но Юи не чувствует никого поблизости, значит, никого нет.

– А, но они могли применить Ищейку, – прошептала Лифа. Кирито поднял брови.

– А это еще что?

– Следящее заклинание. Как правило, это маленькое волшебное существо, которое сообщает автору заклинания, где находится цель.

– Какое удобное заклинание. А ты не можешь снять его с нас?

– Если я увижу Ищейку, то смогу, но если автор заклинания – сильный маг, то Ищейка может следить с приличного расстояния, так что найти ее на поляне вроде этой почти без шансов.

– Ясненько. Ну, может, это мне просто показалось; короче, давай поторопимся.